Новые возможности стеклянной пластики в произведениях В.К. Маковецкого и Е.В. Лаврищевой

АнгелСовременные художники мастерски используют пластические свойства, присущие лишь стеклу: вязкость и подвижность, способность к литью и другим видам формовки, вариативность цвета и фактуры, а также прозрачность. Последнее качество – основное отличие стекла от других скульптурных материалов, заставляющее художников искать новые непривычные для традиционной скульптуры формы и образы.

Скульптору Вере Игнатьевне Мухиной принадлежала идея создать полую скульптуру в стекле, т.е. в цельном блоке стекла оставить незаполненный объем соответствующих очертаний. В конце 1940-х годов на Ленинградском заводе художественного стекла по модели В.И. Мухиной был создан объект в виде стеклянного куба с заключенной внутри него «скульптурой из воздуха» – фигурой сидящей девушки. Данная работа, «Сидящая», показала уникальную способность материала. «Это была необычная интереснейшая пластика воздуха, заключенного в монолитный блок прозрачного стекла. <…> Острое преломление световых лучей на границе воздушного пространства и окружающей его стеклянной среды образовало выразительный силуэтный рисунок, «дышащий» в пределах изменений освещения» [2, с. 36].

Такое влияние света на изображение стало настоящим открытием в художественном стекле ХХ века. Если в трехмерной стеклянной скульптуре «свет становится частью заполнения объема» [1, с. 374], то в «пластике пустоты», помещенной внутрь стеклянного блока, свет является единственным средством познания формы, т.к. к этой форме нельзя прикоснуться.

В композиции «Сидящая» – первой работе, воплощающей новую идею, виден спорный момент: правомерность определения в подобном произведении именно скульптурных качеств. Изучение природы этого явления подсказывает зависимость восприятия предмета от некоторых ощущений. Так, восприятие зрителем традиционной круглой скульптуры основано на физическом сопереживании телесному состоянию героя. Зритель непроизвольно ощущает напряжение мышц, переживая, таким образом, заданный скульптором яростный порыв, бессилие или юношескую легкость. Немаловажным является тот факт, что чувство передается посредством зрения. Если вырезать изображение фигуры в центре стеклянного объема, то возникнет «скульптура из воздуха», ограниченная внутренней поверхностью стекла. По ощущению, это будет та же скульптура, что сделана из плотного материала, но до нее нельзя будет дотронуться, т.к. со всех сторон она окружена прозрачной твердью. Эта «внутренняя» по сути скульптура выходит на иной уровень восприятия, побуждая зрителя к высшей форме осязания предмета – к зрительному осязанию, способности глаза соотносить глубину и высоту поверхности для создания объемного образа.

Из-за редкости подобных работ в творчестве российских и зарубежных стеклоделов не существует необходимой терминологии. В литературе, посвященной В.И. Мухиной, можно встретить названия «полая» и «полостная» скульптура, однако они не отражают специфической сути этого вида изобразительного искусства. Возможно, здесь подойдет что-то более парадоксальное, например, «скульптура пустоты» или «внутренняя пустотная скульптура». Ввиду отсутствия закрепившегося в искусствознании термина предлагается использовать одно из данных определений.

Внутренняя пустотная скульптура имеет те же художественные возможности, что и традиционная скульптура: развитие в пространстве, игра соотношений объемов, разнообразная моделировка и детализация, проработка фактуры поверхности (в данном случае, внутренней поверхности стекла). При всей новизне данной техники выгоднее всего в такой скульптуре будет смотреться реалистическая трактовка человеческой фигуры или других узнаваемых объектов. Матирование стекла делает изображение плотным, материально весомым, исчезает прозрачность. В итоге, в восприятии скульптуры не возникает сложностей, а стеклянная оболочка, художественно обработанная, усиливает звучание темы.

Для создания подобного изображения необходима особая чистота прозрачного блока, каким в лучших образцах внутренней пустотной скульптуры предстает оптическое стекло. В России промышленный выпуск этого концентрированного однородного материала, применяемого в оптических приборах, был организован в 1920-х годах. Возможности оптического стекла в художественной практике были высоко оценены стеклоделами. Творчество российских художников открывает новые неожиданные стороны мастерства, обнаруживая скульптурное начало в гравированном оптическом стекле. Это справедливо в отношении художественного стекла петербургского дуэта Владимир Кириллович Маковецкий – Елена Валентиновна Лаврищева.

«Традиционная, одна из самых классических техник – гравировка приобрела скульптурную выразительность в уникальных по исполнению произведениях Маковецкого и Лаврищевой» [1, с. 377]. Совмещая геометрию стеклянных объемов и прихотливый гравированный рисунок, цветное выдувное и листовое стекло, художники создают эстетически безупречные произведения декоративного искусства. Образ человека неизменно присутствует в этих работах, наполняя их конкретным личностным содержанием.

Дриада
Дриада. Арт-объект, созданный Еленой Лаврищевой и Владимиром Маковецким

В композиции «Дриада» (2004г.) гибкий торс юной нимфы выступает из пышных зарослей, контрастируя своей нежной бархатной поверхностью с сиянием граненой листвы. Эту скульптуру можно назвать рельефом, поскольку объемная форма оказывается вогнутой с обратной стороны. Но авторы намеренно оставляют скульптуру открытой для рассмотрения со всех сторон, чем проявляют незаурядную творческую интуицию.
Во-первых, «главная особенность и отличие стекольной пластики состоит в том, что форма видится целиком, с одной точки зрения» [1, с. 374], а значит, обратная сторона рельефа имеет не меньшую визуальную ценность, чем лицевая.
Во-вторых, становится очевидной техническая выдумка: крупнозернистая вогнутая поверхность, преломляя световые лучи, наполняет сиянием тело дриады, матированное до тонкой фактуры пескоструйного стекла.
Одухотворенная красота материала создает трогательный поэтический образ.

Фрагмент художественного объекта Ангел
Ангел. Арт-объект из оптического стекла. Авторы В. Маковецкий и Е. Лаврищева.

Эта скульптура, учитывая художественную обработку внутренней стороны формы, выглядит связующим звеном между традиционной пластикой и внутренней пустотной скульптурой. Своеобразие инновационного произведения искусства в полной мере проявилось в композиции В.К. Маковецкого и Е.В. Лаврищевой «Раненый ангел» (2007г.).

Работа представляет собой замечательный образец внутренней пустотной скульптуры. Девять прямоугольных вертикальных блоков оптического стекла составляют единый объем, три из блоков заключают в себе преклоненную мужскую фигуру, исполненную гравировкой с внутренней стороны. Большие сверкающие крылья исходят из спины ангела, достигая верхних граней прозрачных объемов. Тщательная моделировка классически развитого тела героя и напряжение его мускулов выявляют выразительные скульптурные формы, дающие впечатление поверженной силы. Матовая бархатистая поверхность фигуры контрастирует с крупной фактурой крыльев, в которых виден эффект именно стеклянного произведения, со свойственной ему яркой декоративностью. Удивительно точно найденные соотношения пропорций фигуры к окружающему ее стеклянному монолиту в сочетании с сюжетной остротой рождают прекрасный и трагический образ.

Арт-объект Мольба
Арт объект «Мольба». Ранее выставлялась с названием «Вознесение».

Как можно заметить, появление данного вида пластики в творчестве профессионалов гравированного стекла совершенно неслучайно. Искусное мастерство гравировки и резьбы позволяет воспроизвести скульптурные формы внутри стеклянного блока. Некоторые преимущества внутренней скульптуры видны в другой работе В.К. Маковецкого и Е.В. Лаврищевой – композиции «Вознесение». Выпуклый диск оптического стекла содержит крылатую фигуру, полуптицу-получеловека, взмывающую к верхнему краю стеклянной материи. Искрящаяся фактура объединяет тело и крылья, превращая в ирреальное свечение это бесплотное существо.

Скульптура обнаруживает независимость формы от законов тектоники: в самом деле, ей не нужна точка опоры или другая привязка к окружающей среде. Изображение во внутренней пустотной скульптуре располагается свободно в пространстве стеклянного монолита, это означает возможность изобразить летящую фигуру или фигуру в любой мыслимой позе. Также в этой скульптуре возможны очень тонкие отстоящие детали, которым не угрожает излишняя хрупкость материала. Однако, композиция «Раненый ангел» по ощущению максимально приближается к полновесной традиционной скульптуре. Цельные компактные формы этой фигуры могли бы быть исполнены в любом скульптурном материале, кроме, пожалуй, грандиозных ангельских крыльев: в их изображении видны художественные средства графики или живописи.

Сцилла и Харибда
Сцилла и Харибда

Пользуясь скульптурными приемами в гравированном оптическом стекле, В.К. Маковецкий и Е.В. Лаврищева создают целые фантастические миры. В объектах «Сцилла и Харибда» (2008г.), «Рейнеке Лис» (2007г.), «Дракон горы» (2007г.) стеклянные объемы причудливых очертаний наполнены движением форм, которые перетекают от двухмерной графичной гравировки к трехмерным элементам внутренней пустотной скульптуры. Смелое использование стекольных сколов и различной фактуры, от крупнозернистой поверхности резного стекла до сверкающих полированных граней, дает разнообразные художественные эффекты, усиливая фантазийность сюжетов.

В работе «Дракон горы» два п-образных блока оптического стекла составляют крестообразный в плане объем. Сам герой, исполинский дракон, возникает в разных частях объема, пропадая и вновь появляясь в отражениях граненых плоскостей.
Тело дракона исполнено классической неглубокой резьбой с включением в изображение прозрачного «фона», отчего создается впечатление тонкого графического рисунка.

В то же время, нависающие над драконом каменистые своды, глубоко врезанные в стеклянную массу, обретают достоверную материальную плотность за счет фактуры, в точности воспроизводящей поверхность слоистой каменной глыбы.

Можно отметить характерную тематику произведений В.К. Маковецкого и Е.В. Лаврищевой. Художников вдохновляют разнообразные мифологические сюжеты, взятые из древнегреческих мифов, средневековых легенд или мифологии Нового Времени, например, из книг Дж.Р.Р. Толкина. Гравированное оптическое стекло в их работах раскрывает свои многочисленные художественные качества, в том числе уникальные пластические возможности. На сегодняшний момент В.К. Маковецкий и Е.В. Лаврищева – одни из самых экспериментирующих художников-стеклоделов. Их широкий творческий диапазон включает декоративную пластику, оригинальные арт-объекты, ландшафтную и внутреннюю пустотную скульптуру. Сочетающее традиции и новаторство художественное стекло петербургского дуэта представляет собой замечательное явление в современной художественной практике.

Список использованной литературы
Казакова Л.В. Скульптура из стекла второй половины ХХ – начала XXI века / Л.В. Казакова // Искусство скульптуры в ХХ веке: проблемы, тенденции, мастера. Очерки / Под ред. Г.П. Конечна. – М.: Галарт, 2010. – С.371-378.
Рожанковский В.Ф. Стекло и художник / В.Ф. Рожанковский. – М.: Наука, 1971. – 230 с.

© О.С. Субботина, 2013

УДК 748
О.С. Субботина
аспирант кафедры искусствоведения и культурологии
Санкт-Петербургской Государственной Художественно-
Промышленной Академии им. А.Л. Штиглица
Г.Санкт-Петербург, Российская Федерация

Ели Вам нравится, поделитесь, пожалуйста:
  •  
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
    8
    Shares
Новые возможности стеклянной пластики в произведениях В.К. Маковецкого и Е.В. Лаврищевой
Close Menu